Из Казахстана в Беларусь. Руководитель отдела рукрутинга Вадим Алькенов о преимуществах жизни в Минске и разнице менталитетов

20 января 2020 Интервью
/
/
/
/

Круто, когда специалисты из разных городов и стран работают в одной команде, привнося в неё свой уникальный опыт и сильные идеи. Руководитель отдела рекрутинга VRP Consulting Вадим Алькенов поделился с порталом Onliner.by своей историей переезда из родного Казахстана в Беларусь, рассказал о жизни и работе в Минске, изучении белорусского языка и многом другом.

— Как попали в IT?

— Биография у меня сложная: родился в Казахстане, первое вузовское образование получил там же, потом закончил магистратуру и начинал работать в Москве, а дальше переехал в Минск. Московская работа была связана не столько с IT, сколько с подбором персонала. Но подбирал я именно IT-специалистов. Первое мое образование — техническое, а в Москве уже учился на социологии. В Минске я с 2015 года.

— До приезда сюда что-нибудь знали о стране? Кроме того, что у нас чистенько.

— То, что чисто — не знал (смеется). У меня супруга из Беларуси, и мы учились вместе в Москве. Поэтому кое-что я о стране уже слышал. В первый раз, кажется, в 2010 году приезжал в Минск, потом еще несколько поездок было. Но не скажу, что подробное впечатление сформировалось тогда.

— Что-нибудь запомнилось из тех поездок?

— У меня сравнения два: с Казахстаном и Россией — вернее, даже с Москвой, так правильнее будет. В первую очередь поразил масштаб: в Казахстане я жил в Караганде и Астане (мне ближе все же старое название), но они гораздо меньше Минска. Центр города очень понравился, хотя я знаю, что многие жители не в восторге от него. Но если брать Астану, этот пластиковый новодел, то у вас больше старых зданий — они хоть и советского типа, но тем не менее.

По поводу чистоты: наверное, да, такое можно сказать о Минске. Но это для меня не какая-то неожиданность. На контрасте с Москвой, конечно, ритм жизни спокойнее, людей гораздо меньше, и город каким-то более уютным кажется. Так что впечатления были сразу позитивными.

— В Беларусь приехали, получив конкретное предложение по работе, или просто вместе с женой?

— После учебы в Москве встал вопрос, что делать дальше, где бросать якорь. Вариантов немного: либо Москва, либо чья-то историческая родина. В Минске сошлось несколько факторов. Во-первых, географическая близость к Европе — это сразу привлекло. Во-вторых, побольше вариантов с работой, и они поинтереснее. В-третьих, гораздо проще и дешевле решить вопрос с жильем, чем в Москве.

— В каком смысле попроще с работой?

— Опыт был связан с IT, поэтому логично, что нужно было идти в эту сферу. Вариантов в области подбора персонала для IT-компаний оказалось много. К тому же супруга тоже в IT работает, поэтому Минск перевесил.

— С бюрократией столкнулись? Оформление документов, медобслуживание и так далее? Вы же все-таки иностранец.

— Никаких проблем, это даже удивительно для меня было — не думал, что все так легко пройдет. Быстро решились вопросы с разрешением на проживание, впоследствии — с видом на жительство. У меня по-прежнему казахский паспорт, и вместе с белорусским ВНЖ его полностью хватает во всех бытовых и организационных вопросов: визы получаю в Минске, медицинское обслуживание тоже здесь — мне не нужно выезжать из страны для  решения каких-то ситуаций.

— Что в Казахстане с IT? Есть реально крупные компании, сфера поддерживается властями?

— IT-сообщество развивается далеко не так здорово, как если сравнивать с Минском. Компании, конечно, есть —  к примеру, там представлен EPAM. Но само сообщество не такое крупное, не такое заметное. Нет ни Парка высоких технологий, ни каких-то его аналогов.

На самом деле, не могу сказать, что государство сильно заинтересовано в развитии IT. Точнее, оно может и заинтересовано, но делает не так много для этого. Поэтому я вижу прямо поток ребят из Казахстана, которые едут в белорусские IT-компании. К нам в компанию тоже приходили на собеседование казахи, но даже не вспомню, принимали мы их или нет — я вообще не сторонник землячества.

— Подходы в бизнес-процессах, менталитете относительно работы отличаются в Беларуси от других стран?

— В Казахстане, по моим наблюдениям, очень многое решают связи. Причем это касается и коммерческих компаний, где, по идее, такого точно быть не должно. Я сам знаю о таких случаях, хотя и неправильно будет заявлять, что это прямо во всех IT-компаниях. В Беларуси я с таким не сталкивался. Не могу стопроцентно говорить, что такая ситуация во всех сферах, потому что просто не знаю наверняка. Но как минимум в IT кумовства нет. Так что вот одна из причин трудовой эмиграции из Казахстана: логично, что где конкуренция честная, там больше возможностей для реализации.

Что касается бизнес-процессов и менеджмента, то все зависит от размера компании. Если берем фирму международного уровня — вы, скорее всего, не почувствуете разницу между офисами в разных странах, там примерно одинаковая структура и общий стиль управления. В локальных, небольших компаниях могут быть нюансы.

Работа на Западе зачастую напоминает гонку на выживание: постоянные переработки, практически полное отсутствие личной жизни и, как следствие всего этого, быстрое выгорание. Я не могу сказать, что в Беларуси все идеально, но то, что большинство ИТ-компаний у нас делают многое для комфорта своих сотрудников – факт. На мой взгляд, баланс между работой и личной жизнью в Беларуси однозначно лучше, при том что и мы, и западные коллеги, нацелены, в первую очередь, на результат.

— Если брать ситуацию в целом, где айтишникам больше платят: в Казахстане или Беларуси?

— В Беларуси. Причем в некоторых случаях зарплаты значительно выше. Причин несколько. Первая — в Казахстане IT не считается неким движущим направлением экономики и страны вообще, как в Беларуси. Исторически так не сложилось — возможно, что-то поменяется в будущем. Вторая — в Беларуси большой спрос вообще на всех IT-специалистов: разработчики, тестировщики, проектные менеджеры, специалисты по продажам. А в Казахстане даже человеку с опытом не всегда легко найти работу — либо ее нет, либо условия не самые интересные в плане финансов, уровня проекта.

— Бывает, что заходите в магазин, смотрите на полки и такой: «Блин, снова подорожало!»?

— Ну, в случае с продуктами магазинами, наверное, такого нет. Но вот покупка дорогой техники — да, такое легко может быть. У меня недавно ремонт в квартире закончился, поэтому с уверенностью говорю, что такое бывало и не раз. Например, когда мы делали ремонт, цены на строительные материалы менялись буквально каждый год. Нужно было много всего покупать, и эта разница была очень ощутима. Бытовая техника в Минске стоит дороже, чем в Москве. В очередной раз убедился в этом, приобретая холодильник. В Москве аналогичная нашей модель обошлась бы дешевле. Да и в целом оказалось, что технику выгоднее покупать за пределами Беларуси.

— Вы уже пять лет в Беларуси. Как изменилось впечатление о стране за это время?

— Оно, пожалуй, изменилось в лучшую сторону из-за того, что меняется сам город — и очень позитивно. Я помню первый контраст с Москвой: после переезда в Минск он казался просто скучным. Ограниченный выбор интересных мест, событий. Но уже спустя год начал замечать, что ситуация улучшается: больше мероприятий, фестивалей, летнего движа — Октябрьская улица вообще здорово выглядит, много заведений с вкусной едой. И близость Вильнюса сразу оценили.

— Большинство иностранцев, с которыми мы общались, как раз это и называют: заведения, которые уже не отличить друг от друга, и стильная Октябрьская. Не маловато ли этого на двухмиллионный город?

— Вопрос не только в этом. От человека ведь все зависит. Мне с женой очень нравится балет, например. Большой театр — просто супер. За реально символическую сумму вы можете попасть на представление европейского, а то и мирового уровня — серьезно, мне есть с чем сравнивать. То же самое в Купаловском театре: они ставят здоровские вещи. Не говоря о молодых площадках, типа ОК16.

Соглашусь, что по, например, концертам вопросы есть. На какие-то (Rammstein, The Sisters of Mercy, The Hu) я езжу в Европу, потому что в Беларуси их не проводят. Но опять же — рядом Вильнюс. Попасть белорусу в Европу гораздо проще, чем жителю Москвы, не говоря уже о Казахстане.

— В первое время были какие-нибудь странные, неловкие ситуации? Вдруг где-нибудь сказали «Белоруссия».

— Нет, «Белоруссия» точно не говорил никогда. Я вообще-то хорошо говорю на белорусском языке, читать могу на нем. Для меня язык — важная штука, его всегда лучше знать, чем не знать. Если куда-то приезжаешь, знать местный язык — уважение к стране.

Прямо каких-то совсем смешных историй не было. Только в транспорте была проблема: не мог понять, куда талончик девать. Но люди быстро подсказали. А перед этим еще не мог разобраться, где талон купить можно — это потом уже выяснилось, что они практически везде продаются.

А, и еще со старыми деньгами непривычно было — миллионы рублей. Поэтому когда все психовали из-за монет и новых купюр, я только радовался: так, по-моему, намного удобнее.

— Специально учили белорусский язык?

— Начал еще на этапе общения с будущей женой. Однажды попросил местной музыки скинуть — а то украинские группы, вроде «Океан Эльзы», знаю, а белорусских вообще не слышал. Так я узнал об N.R.M., «Крама» и еще паре групп. Послушал: прикольно, но о чем они поют? Вроде обрывки слов знакомые, но не до конца понимаю. Начал копаться в словарях, самоучителях в интернете. Кстати, очень мало нашел их. Потом начал просто читать сайты на белорусском языке — понимал через слово, до сих пор есть проблемы с ударениями. Но практики у меня очень мало, увы. Сейчас свободно читаю Владимира Короткевича в оригинале.

По-моему, жаль, что в Беларуси редко используют родной язык — это ведь важная черта самоидентификации. Мне больше нравится ситуация с двуязычием как в Казахстане: у русского нет статуса официального, но язык используется для межнационального общения. То есть там нормально, что в магазине задаешь вопрос на русском, а продавец отвечает на казахском, и наоборот. Причем никто насильно не насаживает ни тот, ни другой языки, но они оба живы. Это более разумный компромисс. Терять русский на 100% тоже не здорово, живя в окружении стран, где он используется. А в Беларуси я очень редко слышу белорусский язык: несколько радиостанций, в транспорте.

— Пробовали говорить на белорусском с, допустим, продавцами?

— Во всех общественных местах я говорю «дзякуй» и «калi ласка», в метро спрашиваю «сыходзiце на наступнай?». На меня обычно очень странно смотрят, но это окей. В компании есть человек, с которым я могу на белорусском говорить, в чатах рабочих пишу на нем же.

Как по мне, национальный язык важен для понимания страны — она тогда по-другому раскрывается. Русскоязычная среда — прикольно, но это больше к России, а когда погружаешься в белорусский, то там сразу и тусовка другая, и узнаешь больше истории. Для меня Беларусь реально была белым пятном, я даже с трудом представлял ее географическое положение, хотя наши страны довольно близко находятся. А с изучением языка заинтересовался историей и узнал, сколько тут вообще всего происходило (до Великой Отечественной), то просто разрыв мозга — у вас и рыцари, и замки. После переезда начал кататься по историческим местам, городам. Брест очень нравится, вполне себе милый европейский город. Гродно еще хорош.

— Место, которое больше всего понравилось?

— Банальщину скажу: Мирский и Несвижский замки — это очень круто.

— Драники понравились?

— Белорусские блюда я пробовал еще до переезда, но реальным откровением стал холодник. Я вообще не знал, что это такое. Нашел пару мест, где холодник делают круглый год, и теперь даже зимой его ем. А драники — да, это круто.

— Обратно хочется? В Москву или Казахстан.

— В Москву — не особо. Там остались друзья и коллеги, поддерживаю отношения с ними. На новогодние праздники ездил туда с женой: сошлись на мнении, что погостить здорово, а остаться жить — наверное, все же нет. Город не совсем комфортен для жизни. В Казахстан, конечно, тянет больше: родители, родственники, друзья. Но вернуться точно не хотел бы.

Автор vrp-by_admin
Поделиться
/
/
/